Клуб знакомств инкогнито в королв ст болшево

Колганов Андрей Иванович. Жернова истории 3 - Сводный файл

В «вечном городе» Агнессе ничего не стоило завязать знакомства с но Николай повелел инкогнито Надежды не раскрывать и направить её на службу года состоялось её первое публичное выступление в Охотничьем клубе. на даче НКВД в Болшево, где поселилась семья, была арестована Аля. До личного знакомства с Высоцким я тоже слышал о нем, как о беспробудном пьянице. Не знаю. На гастролях ни разу не видел его. Журналом "Вопросы психологии" была заказана статья: "Психология в КНДР" . как и объяснений по поводу того, что он отрекся от знакомства с ними. Игрока перекупают более богатые клубы, и он уходит из той команды, брал с собой Павел, когда инкогнито путешествовал по Европе. Задача.

Поселок не электрифицирован - одно это создает уже массу проблем. Водопровод и канализация есть только в грязелечебницах. Вот так живешь в Москве и начинаешь потихоньку забывать, в каких условиях существует большинство твоих сограждан. А ведь Саки не просто деревня, а все-таки курортное место.

В те часы, когда Лида на процедурах, гуляю по поселку, стараюсь приглядеться к тому, как живет глубинка. Первое впечатление о скудости здешней жизни не меняется, но к нему прибавляется новое ощущение - жизнь потихоньку налаживается.

Память сердца

Не такими темпами, и не в таких масштабах, как это кажется из Москвы по статистическим сводкам, и не так, как это можно увидеть в крупнейших промышленных центрах, но все-таки глубинка оживает.

Признаки оживления можно увидеть, даже не отходя от грязелечебницы: На окраине поселка у берега видна суета на территории небольшого предприятия. Нет, несмотря на сходство этого строения с кирпичным сараем, это все-таки не склад - вон, тянут какие-то трубопроводы и затаскивают в большой проем ворот нечто, очень похожее на химическое оборудование.

Подхожу поближе и вижу свежую вывеску "Сакский химический завод". Большинство строений, впрочем, совсем не новое. Погуляв еще немного, натыкаюсь на натуральный соляной промысел, где вовсю кипит работа. Вот уж не знал, что соль еще и тут добывают. Через несколько дней прогулок вокруг поселка набрел еще на одно предприятие.

Штабеля готовой продукции достаточно красноречиво говорили о его профиле: Так Саки, получается, не только курорт и деревушка, населенная рыбаками да садоводами-огородниками, но еще и промышленный поселок? Впрочем, промышленность эта производит весьма хиленькое впечатление по сравнению заводами крупных городов, где и техника, и условия труда тоже далеко не самые передовые. Да, в таких местах весьма наглядно убеждаешься, какого масштаба рывок нам надо совершить, чтобы жизнь в стране хоть отдаленно стала походить на желанное социалистическое будущее.

А сколько крови и пота этот рывок будет стоить? Мои мысли по странной прихоти скакнули к строящемуся цеху местного химзавода. Беспорядок на этой стройке был истинно российский. А что будет, когда вся страна превратится в большую стройку? Я довольно хорошо себе представлял -. Хотят сам к строительному делу отношения не имею, но работы специалистов как раз об этих временах приходилось читать. Ведь есть же у нас превосходные инженеры - организаторы строительного производства.

Шухов - руководивший возведением спроектированный им башни для радиостанции имени Коминтерна на Шаболовке, Винтер - в моем времени строивший Днепрогэс.

Других я не припомню А, нет, вспомнил еще одного - Весник, ныне заместитель директора Амторга в США, которому предстоит возводить комбинат "Криворожсталь". Но этот - из молодой поросли, не из старых спецов. Так вот надо срочно засадить таких людей за подготовку правил организации строительного производства.

Технические "Строительные нормы и правила" у нас какие-то есть, а вот с организацией и планированием строительного производства - разброд. Чтобы не рвались возводить корпуса в чистом поле, а обеспечили сначала подъездные пути, складирование строительных материалов и оборудования, протянули коммуникации, обеспечили жилье и бытовые удобства для рабочих. Впрочем, строители лучше меня разберутся, что и как в этом деле следует зарегламентировать.

Нужны строгие правила и подготовленные по этим правилам специалисты - уже сейчас, до начала строительного бума. Зря, что ли, столько копий было сломано вокруг Комитета по стандартам? Забить все это жестко в государственные стандарты - и нещадно драть за отступления от. Это - одно из средств, которые позволят поднять эффективность строительства, и избежать того разбазаривания капиталовложений, которое случилось в моем прошлом. Значит, планы можно будет сверстать менее напряженные Мои мысли не преставали крутиться вокруг этих проблем даже тогда, когда я вышел с женой на прогулку по парку.

Лида некоторое время была задумчивой и молчаливой, а потом внезапно спросила: У меня голова кругом идет - я все никак не могу сообразить, как нам связать концы с концами.

Получается, не хватит нам средств, чтобы и новые отрасли создать, и сельское хозяйство поднять, и поднять уровень жизни рабочих. Мысли она мои, что ли, читает? Ведь почти об этом же самом сейчас думал! А она между тем продолжает: А иначе где средства наскрести на скачок в будущее? Вот здесь можно дела поправить, и серьезно. А это повлекло за собой рост незавершенного строительства, необходимость занять на предприятиях и стройках больше работников, чем предполагалось, за счет массового притока неквалифицированной рабочей силы из деревни.

В результате себестоимость производства не сокращалась, а росла. С производительностью труда было ровно наоборот: Нашлись, - говорю со вздохом. И никакой шутки в этой фразе не было, уверяю. Специалистов, отстаивавших обоснованные плановые расчеты, просто обвинили во вредительстве и дали немалые сроки. Но вот предотвратить подобный поворот событий постараюсь всеми силами!

Без запальчивости, не повышая голос, а то на нас оглядываться начнут. Есть уже кое-какие задумки На черноморское побережье Крыма наползали стремительные вечерние сумерки. Небо, еще слегка подсвеченное догорающим закатом, темнело на глазах и, не успело оно еще превратиться в черный ночной бархат, как на нем уже начали проступать искорки звезд. А потом, когда на западе осталась лишь едва рдеющая тонкая багровая полоска, над нашей головой раскинулась звездная сеть, где глаз легко различал очертания созвездий, знакомых еще по школьному курсу астрономии, и Млечный Путь пролегал сквозь бездонное пространство своей загадочной и манящей россыпью звезд.

Вечер, на глазах превращавшийся в ночь, еще не остудил горячий песок, да и нагретое за день море не спешило отдавать тепло. Можно было лежать на пляже, не боясь замерзнуть. Облизнув горько-соленые от черноморской воды губы, я опустился на еще пышущую жаром поверхность пляжа, а Лида, отжав свою шикарную косу, которую никакими усилиями не удавалось запихнуть под купальную шапочку, пристроилась рядом со. Вечерний бриз был почти не ощутим, и море лишь тихонько шуршало у кромки берега О чем это она?

Не сразу и сообразишь. А, это насчет нашего разговора сегодня в парке! В самом деле, рассуждать о плановом хозяйстве совершенно не хотелось. Хотелось лежать, смотреть в бархат неба над головой, и целовать жену. Но когда я так и попытался сделать, Лида строго произнесла, отворачивая лицо в сторону: И прекрати меня соблазнять, - убирая мою руку со своей груди- успеешь уложиться в час-полтора, тогда я и сама охотно соблазнюсь!

Самый тяжкий вздох, какой я только смог изобразить, нисколько не повлиял на непреклонную волю жестокосердной красавицы. Еще раз вздохнув, уже потише, пытаюсь собраться с мыслями. И все же главное вижу в том, чтобы не гнаться только за объемом производства, а обеспечить рост производительности труда, снижение себестоимости продукции, на этой основе - рост внутрипромышленных накоплений, что позволит увеличить возможности финансирования капиталовложений.

Опережающая подготовка кадров, на которой мне удалось настоять - один из кирпичиков в фундамент такой политики. Надо будет еще постараться как можно шире протащить в практику результаты разработок Гастева и Керженцева по научной организации труда.

Одновременно надо ослабить нашу зависимость от хлебозаготовок. С развитием кооперации на селе и с механизацией сельского хозяйства уже кое-что предпринимается. Думаю, на съезде будут приняты решения на этот счет. Кроме того, надо всеми силами пытаться разнообразить наш экспорт, сделать его более эффективным. Скажем, вместо круглого леса экспортировать пиломатериалы и столярные изделия. К сожалению, чтобы перейти на экспорт целлюлозы, бумаги, картона нужны весьма крупные капиталовложения.

А еще надо обеспечить прекращение или значительное сокращение импорта сырья для легкой промышленности - кож, хлопка, шерсти, шелка. Большую часть из этого мы можем производить. Следующий пункт - нужен грамотный подход к плановой работе. Не переносить бездумно фабрично-заводское планирование на уровень всего народного хозяйства.

Обязательные задания должны существовать только в пределах государственного заказа, ограниченного нашими бюджетными возможностями. Остальное - контрольные цифры. И в достижении этих контрольных цифр нашу промышленность и сельское хозяйство надо заинтересовать. Пользуюсь моментом, чтобы немного перевести дух после длинного монолога, затем отвечаю: Нет, лучше сделать немного сложнее. Контрольные цифры - это должен быть не просто набор показателей, которых надо достигнуть.

Это должны быть ориентиры, определяющие цели нескольких важнейших государственных программ. И тем, кто будет работать в соответствии с заданиями этих программ, надо будет предоставлять всякого рода льготы - налоговые скидки, кредиты по сниженным ставкам, может быть, и прямые субсидии, валютные квоты на импорт, таможенные преференции и.

Это даст возможность соединить реальный хозрасчет трестов с плановым управлением народным хозяйством, а не загонять предприятия под плановые задания из-под палки. Вот, вроде, в основном и. Похоже, в мудрости того, что я предлагаю, она не сомневается, но вот в мудрости наших чиновников - очень.

Но вопрос и в самом деле непростой, потому что слишком много развелось у нас руководителей, которые, кроме командных методов, ничего не освоили. Вот этих переупрямить будет трудно, - признаю стоящее передо мной препятствие. Для этого нужно рассчитать потребность во всем этом, обеспечить транспорт, складирование, хранение, распределение по частям и соединениям.

Нужно определить направления ударов, маршруты выдвижения войск, рассчитать скорость выдвижения, провести разведку местности и ее инженерную подготовку Да еще черта с рогами надо сделать, а не ограничиваться криками "ура, вперед! Тем более в экономике без трезвого расчета - никуда. А многие норовят одними окриками управлять! В такой обстановке будет невозможно вести нормальную дискуссию по хозяйственной политике, сопоставляя различные подходы. Если они не понимают, что такое партийная дисциплина - скатертью дорога!

А вот как ты посмотришь, если несогласных с генеральной линией станут объявлять контрреволюционными заговорщиками, убийцами и шпионами? Ты хочешь сказать, что в твоем времени Не может такого быть! И я постараюсь сделать все, чтобы здесь такое не повторилось!

И в одиночку, конечно, такое дело не поднять. Но, если ты будешь рядом, непременно справлюсь! И, хотя я смотрю в звездное небо, какое-то чутье придает мне уверенность, что и жена тоже улыбается.

Приподнимаюсь на локте и осторожно тянусь к ней губами. Лида тоже приподнимается, медленно оплетает меня руками, - чувствуется, что они у нее полны скрытой силы, - и наши губы встречаются Потом мы снова лежим на песке, плечо к плечу, и смотрим на сверкающие драгоценности, прихотливо разбросанные в глубокой бездне пространства.

Она в ответ не произносит ни слова, а только трется щекой о мое плечо. Но мне и этого достаточно Перед съездом После возвращения из отпуска решил проштудировать газеты, которые в Крыму видел лишь от случая к случаю.

Читая международные новости, обратил внимание на комментарии по поводу июньской ноты Великобритании Густаву Штреземану, и тут вдруг вспомнил: После первого озарения на меня снизошел скептицизм: Если подверстать сюда еще кое-какие прогнозы и соображения, то можно сотворить небольшую сладкую плюшку. Только вот для кого?

Дипломатов среди круга моих знакомых нет, разве что Красин. Но он сейчас за границей. Но среди руководящих деятелей у меня тоже контактов не имеется. Не все из моей информации ему будет интересно, но кое-что - наверняка.

Что же, закрепить хорошие отношения невредно. Через два дня передаю записку о перспективах соглашения между Германией, Францией и Великобританией о гарантиях западных границ при отсутствии аналогичных гарантий относительно границ восточных ; о возможном свержении Пилсудским власти восстановивших против себя общественное мнение Польши эндеков; о необходимости предотвратить обострение конфликта между КПК и Гоминьданом в Китае. Записка короткая, всего две странички.

Заместитель председателя ОГПУ быстро просматривает. Потом отрывает глаза от записки и спрашивает меня: Если события будут и дальше развиваться в том же направлении, то для Пилсудского как раз появится подходящая возможность, чтобы использовать свое влияние в легионерском движении и отыграть то, что он потерял два года.

Думаю, многие политические силы его поддержат, чтобы не допустить развития народного возмущения снизу. Трилиссер кивнул, и заметил: С этим надо идти в Коминтерн. Кроме того, думаю, и Наркомат по иностранным делам эта бумага может заинтересовать. Знаю, что между Дзержинским и Чичериным не самые лучшие отношения. Но в интересах дела лучше переправить записку именно Чичерину. Трилиссер грустно посмотрел на меня и промолвил: Трилиссер еще раз смотрит на мою записку и замечает: От чего же так?

Следующий замысел, на долгосрочные последствия которого у меня были большие расчеты, было решено реализовать через Николая Ивановича Бухарина. Узнав расписание его лекций в Комакадемии, ловлю его в перерыве, представляюсь, и вручаю ему конверт с просьбой посмотреть и высказать свое мнение. Бухарин взял, пообещал не откладывать надолго, и на том мы расстались.

А через несколько дней меня на работе застал телефонный звонок из секретариата Бухарина. Николай Иванович пригласил меня в свой кабинет в редакции "Правды", на Тверской, 48 на моей памяти это дом имел номер 18б и стоял он немного в другом месте - передвинули в году при расширении комбината "Известия" - то есть совсем недалеко от дома Нирнзее, где теперь квартировал и я вместе с Лидой и Михаилом Евграфовичем.

Довольно симпатичное здание в стиле модерн - бывший Дом Сытина, где размещалось его издательство "Русское Слово". Кстати, Иван Дмитриевич и сейчас здесь проживает. Николай Иванович встречает меня радушно, но разговор сразу начинает с укоризны: Что же вы в капитулянтство-то ударились в своем меморандуме? А ваши предложения пойти на поклон к социал-демократии? А ваше предложение РКП б выйти из Коминтерна? Это уже вообще что-то немыслимое! Что-либо выходящее за рамки уже известной тактики единого фронта мною не предлагается.

Другое дело, что я придаю этой тактике более существенное значение, нежели это принято сейчас в Коминтерне. Не на поклон, - покладисто уступает Бухарин, - на уступки, на компромиссы. Мне что, вам азы политграмоты читать? В отдельных странах, где действуют партии Коминтерна, до революционной ситуации тоже.

В таких условиях строить тактику на идейной девственности и принципиальной бескомпромиссности - это, извините, хуже, чем глупость. Учитывая же, что главный двигатель мировой революции сейчас - это хозяйственные успехи СССР, то именно это должно быть заботой коммунистических партий, а не булавочные уколы, наносимые своей буржуазии, в сочетании с чрезмерно крикливыми лозунгами. Ведь союз с социал-демократами именно для такой борьбы и нужен.

Неужели вы всерьез верите, что большинство рабочего класса идет за социал-демократами, а не за коммунистами, по глупости или недомыслию? Нет, сейчас рабочему классу их политика больше по душе. Пока нет революционного кризиса, позиции реформистов неизбежно будут сильнее. А без союза с большинством рабочих никаких серьезных ударов по буржуазии не нанести, да даже и серьезного нажима не организовать. Взгляните, наконец, правде в. Или "тьмы низких истин нам дороже нас утешающий обман"?

  • Калининградский бизнесмен выступавший вместе с Высоцким: «Он не вернулся бы однажды»
  • Отзывы о компании Достависта
  • Виктор Конецкий: Ненаписанная автобиография

И, чтобы не дать его минутной растерянности перерасти в обиду, перевожу разговор в другую плоскость: Вот на каком поле мы можем и должны переиграть социал-демократию!

А для этого надо заставить не только ее, но и буржуазию Запада играть по нашим правилам. Политическое же обеспечение таких отношений должно состоять в том, чтобы не запугивать капиталистов ультрареволюционной фразой. Тогда они гораздо охотнее продадут нам ту веревку, на которой мы их повесим. Поэтому, не отрекаясь от солидарности с партиями Коминтерна, и не отказываясь от их поддержки, занимаем позицию полного невмешательства во внутренние дела тех стран, где действуют эти партии.

Более того, поскольку программные цели РКП б и этих партий различны - ибо мы уже совершили свою революцию, а они нет - нет смысла объединяться с ними в одной организации с единой программой.

Тем самым мы только облегчим этим партиям ведение революционной борьбы, вырвав из рук буржуазии возможность причислять их к "агентам Москвы". Я же ясно написал об этом в записке! И ведь он прав - найдутся. Уж если милейший Николай Иванович встретил мои идеи в штыки, то уж наши левые загибщики такое кадило раздуют - упаси бог!

Может быть, надо было сразу зайти с другого конца - с хозяйственного? Пережду немного - и надо будет попробовать. Феликс Эдмундович, поздоровавшись со мной, спросил: В связи с назревающей разработкой перспективного плана развития народного хозяйства вам предстоит немалая плановая работа, в том числе на создание общесоюзного плана развития промышленности, согласование его с союзными ведомствами через Госплан, и на руководство плановой работой ВСНХ союзных республик.

Тем более вы являетесь одним из инициаторов перспективного плана. И правда, почему этот разговор ведется без председателя коллегии ГЭУ? Но отступать некуда, и разве же не я сам ставил перед собой ту гору задач, которую теперь можно будет решать несколько более эффективно, поднявшись на одну служебную ступеньку выше? А теперь что, от своих же собственных задумок увиливать, испугавшись ответственности?

Через несколько дней коллегия утвердила мое назначение. Приняв дела у Манцева и проводив его на новую работу в Наркомторг, сажусь в непривычное еще начальственное кресло и задумываюсь. Самым важным на новом посту видится мне разработка идеологии планирования, от которой будет зависеть и механизм контроля за выполнением плана, и в целом система управления экономикой. И пока Госплан, Совнарком, ЦК РКП б и все прочие не закоснели в своем видении планового управления, как всеобъемлющей иерархической системы командования сверху, надо протолкнуть иную идеологию.

Общие черты ее я уже попытался сформулировать для себя в разговоре с женой во время поездки в Саки. Но чтобы убедить десятки и сотни специалистов, да и политическое руководство, нужно будет говорить на более конкретном языке и иметь серьезные аргументы в руках. Тут с плеча не руби, надо готовиться. И я решил готовиться - и заодно подкинуть верхам идею проведения всесоюзного совещания работников центральных плановых органов. Мой помощник, Илюхов, был посажен за разработку весьма важного, не несколько более простого предложения - перевода трестов на систему заводского хозрасчета.

Это можно было решить на уровне Президиума ВСНХ, но дебаты будут отчаянные - некоторые руководители трестов будут яростно противостоять идее повысить экономическую самостоятельность входящих в них предприятий.

И в этом они найдут поддержку у многих директоров, которым выгодно прятать свою бесхозяйственность в общей отчетности треста. А ведь еще на XII съезде Троцкий с жаром говорил о роли отчетности и калькуляции себестоимости.

У нас же до сих пор, несмотря на все мои старания расширить экономическую учебу хозяйственных кадров, иной директор до сих смотрит в листы с калькуляцией как неграмотный в газету. Введение заводского хозрасчета заставит их покрутиться, и лучше высветит, кто чего на самом деле стоит. Не забыл я и о том деле, которое закрутил в начале лета - об организаций экспедиций по поиску алмазов.

Память сердца - Рустам Мамин

Разумеется, как мы и решили с Федоровским, засылка партий в Архангельскую и Иркутскую губернии шла под предлогом комплексной геологической съемки ранее не обследованных местностей - благо, что еще весной года еще до моей авантюры с письмом удалось пробить через Совнарком кое-какие ассигнования на геологоразведку в Якутии.

А Восточно-Сибирскую экспедицию ориентировали еще и на золото. Возглавлявший эту экспедицию Сергей Владимирович Обручев намеревался продолжить дело своего отца, Владимира Афанасьевича - известнейшего ученого, члена Ученого совета в институте Федоровского а так же автора фантастического романа "Плутония", вышедшего только что, в году.

Он, помимо преподавания в Горной академии, как раз и занимался в Институте прикладной минералогии планированием изучения богатств Восточной Сибири. Владимир Афанасьевич в свое время исследовал золотоносность бассейна Бодайбо, а его сын хотел продвинуться дальше на север - на Колыму и Индигирку.

Осенью года, после совещания, утвердившего в общих чертах план геологических исследований на полевой сезон года, Федоровский пригласил младшего Обручева к себе в кабинет. Как мы с ним и договорились, Николай Федорович намеревался приоткрыть "двойное дно" направлявшихся экспедиций только считанным, особо доверенным людям. Ему не нужно было долго втолковывать значение подобных находок.

Вот если бы вы смогли выделить несколько человек для взятия проб в этих местах, мне стало бы как-то спокойнее. Нет - значит, нет, и не будем гоняться за миражами.

А поскольку пока кроме миражей, у нас ничего не имеется, думаю, распространяться на эту тему с кем бы то ни было не стоит. Сергей Владимирович едва заметно дернул щекой: Пожалуй, пока действительно не стоит возбуждать необоснованных надежд. В том числе и затем, чтобы не навлекать на себя обвинений в беспочвенном прожектерстве. Впрочем, перед экспедицией на Урал, на Вишеру, задача была поставлена совершенно открыто.

Факты находок алмазов на Урале не были тайной, и тут можно было не напускать туман секретности. А вот перед Архангельской экспедицией была поставлена лишь задача тщательной геологической съемки местности, и дано негласное указание сосредоточить внимание на определенных районах по среднему течению реки Золотица вплоть до проведения разведочного бурения - и. Ведь если Якутская экспедиция могла при удачном стечении обстоятельств быстро подтвердить сообщенные Обручеву-младшему сведения, то насчет Архангельской у меня совсем не было такой уверенности.

Не верилось, что сложная, огромная машина предназначалась всего лишь для разового применения. Воинскую присягу мы торжественно приняли 1-го Мая года на общем построении во дворе академии. Нам вручили новенькие офицерские погоны с двумя звёздочками, наконец-то мы стали техниками-лейтенантами.

К этому времени, через военные ателье, мы получили повседневную и парадную формы одежды. Теперь по полной форме можно было выходить в город в бриджах и кителе, а не бегать в самоволку. В свободные от занятий время оно появлялось только за счёт игнорирования самоподготовки каждый проводил по-своему.

Туда я часто ходил обедать, а затем водил приезжавших в Москву родственников, особенно сестёр. В кафе отменно готовили все блюда, особенно запомнилась необыкновенно вкусная лапша — "лапша по-домашнему". Попав в столицу, хотя я приехал не из деревни или провинциального города между прочим, Харьков в первые годы Советской власти являлся столицей Украиныя почувствовал и обнаружил изъяны в своём гуманитарном образовании.

Александр Локтев. И корабль плывет

Пришлось поставить перед собой реально достижимую цель: В Харькове я не пропускал ни одной действительно ни одной!

В драмтеатре работал гардеробщиком дядя отца Гринь Леонтий Самойлович. В театральные сезоны годов положение в Харькове было тяжелейшее: Не хватало простейшей еды, жесточайшая засуха года и последствия разрухи сельского хозяйства отражались на наших желудках и отощавших фигурах, живо напоминавших дистрофиков военных лет.

Тысячи людей, и молодых и пожилых, остро нуждались в обустройстве, одежде и всём самом необходимом. Оперный театр также переживал не лучшие времена, народу было не до спектаклей. Поэтому на предприятиях выдавали билеты, абонементы, так сказать, в нагрузку.

А ведь до войны наш оперный театр был не только гордостью города, но и славился в стране. Меня, всё же несколько искушённого театрала, театр поразил. Медленно поднялся волшебный занавес… И я забыл, где нахожусь. Меня охватило странное чувство сопричастности действию, которое развёртывалось на сцене. Как будто бы всё происходит дома, в семье. Памятны приезды из Харькова в то время ко мне, слушателю академии, моей будущей жены Галины.

Обнаружив однажды моё отсутствие на самоподготовке, начальник учебного потока полковник Семёнов спросил: И как ни странно, мне действительно пришлось оправдываться перед полковником в унисон с моими товарищами, убеждая его показом старого билета на музыкальный концерт по произведениям Иоганна Баха.

Читатель вправе задуматься, откуда у меня влечение к искусству, музыке, стремление овладеть культурой? Наверное, корни идут от отца Гриня Григория Стефановича. Родился он в городе Нежине в году в украинской семье ремесленника печника. Без преувеличения можно сказать, что половина печей в городе Нежине до Великой Октябрьской социалистической революции сложена по подряду моего деда Стефана.

Его сын, мой отец, был у него в подручных, конечно, таскал кирпичи наверное, отсюда у него профессиональная болезнь — грыжа, которая досталась и мне по наследству. Семья деда по теперешним меркам была огромной — двенадцать детей, правда, из них выжило только семь человек: Он работал в отделе технического контроля, был конструктором, начальником цеха, технологом завода. Когда вышел на пенсию, то получил бессрочный пропуск на завод в любое время и продолжал ещё трудиться.

Он обладал приятным голосом, пел тенором, напоминавшим голос известного И. В редких застольях постоянно находился на заводе, перед войной с завода требовали: Мать моего отца моя бабушка Хотына Удовиченко была фанатичной верующей.

До глубокой старости отец мог напеть мелодию. Когда же уже не мог, то любил слушать украинские песни, особенно исполняемые хором. Тогда на его глазах навёртывались слёзы Чтобы порадовать отца я старался по радиоприёмнику поймать что-либо из его любимых песен. Отец играл на мандолине, участвовал в выступлениях струнного оркестра в родном городе Нежине. Мандолина отца осталась в оккупации и пропала. О семье мамы Клавдии Фёдоровны рассказ далее. В воскресенье, единственный день недели, принадлежавший нам, мы с будущей супругой выезжали на природу.

В ближайший парк культуры и отдыха имени Максима Горького, довольно благоустроенный и имевший богатый сервис городской жизни — кафе, рестораны, аттракционы, фонтаны, красочные цветочные клумбы, пруды с катанием на лодках, а рядом красавица Москва-река с беседками и стаями чаек. В отдалённый Измайловский парк, в то время имени И. Выбирались мы на отдых вдвоём, иногда приглашали сестру Аллы - Лёлю, иногда Лёню Завгороднего.

Мы ещё застали зверинец, сохранившейся с тех пор, когда правители и их ближайшее окружение тешились охотой на медведей, волков, лисиц, была ещё жива и огромная медоносная пасека в глухом лесу. Устройство парка, архитектура его дворцов, павильонов и беседок, планировка и зеркальная гладь многочисленных прудов — всё говорило о заимствовании европейской парковой культуры.

В этих парковых ансамблях мы отдыхали душой и телом. Нам, в ту пору лейтенантам, по карману были и кафе и рестораны. Плата в них по теперешним меркам была копеечной. Есть чему дивиться, глядя на прошлое из сегодняшнего дня. Возвращаясь к воспоминаниям учебного процесса в академии, надо сказать, что отдых наш не сопровождался загулами и прогулами.

Конечно, дисциплина была строгой, и нас это держало в узде. Поэтому академическая успеваемость у большинства из нас была довольно приличной.

Например, у меня за два академических семестра из десяти сданных экзаменов оказалась только одна четвёрка и к моей досаде проскочила злосчастная тройка, остальные оценки были отличными. Откуда у меня появилась экзаменационная тройка?

Сразу установилась напряжённая атмосфера: Так и оказалось, генерал подошёл к коллиматору, оптическому прибору для прицеливания ракеты, и даёт мне задание измерить угол между рамами соседних окон аудитории.

Яре увидел только сейчас, когда очутился на этом экзамене. Знаменателен, с провидческим уклоном можно сказать, что А. Делать нечего, подошёл к этому оптическому чуду, вижу лимб, на нём деления и цифры, а, заглянув в зрительную трубу, обомлел, увидев огромную линзу зеленоватого цвета с какими-то незнакомыми для меня буквами и цифрами. Как тут измерить угол, непонятно. Удалось снять со стопора поворотную часть прибора, а затем снять отсчёт по лимбу на раму первого окна.

Повернул трубу коллиматора на другую раму, лимб показал новый отсчёт, и я доложил генералу ориентировочный отсчёт угла замера. Хорошо, что никто из знающих этот прибор не стал перепроверять мой приблизительный результат. Преподаватель Авдеев, несмотря на мои уверенные ответы на остальные вопросы, не осмелился, конечно, спорить с генералом и выставил-таки эту тройку. Генерал Алексей Иванович Нестеренко был сведущим в ракетной технике, так как он был одним из первых командиров полков реактивной артиллерии в Отечественную войну.

Он после войны возглавлял в течение пяти лет, с момента создания, первый ракетный научно-исследовательский институт НИИ-4 в Болшеве. После командования факультетом Нестеренко стал первым начальником полигона в Байконуре, и на его долю досталось самое трудное время строительства, обустройства, обучения личного состава и работа с первыми межконтинентальными ракетами Сергея Павловича Королёва. На Байконуре его заменил генерал Герчик Константин Васильевич, при котором на стартовой позиции, на ракете Р индекс 8К64 произошла грандиозная катастрофа 24 октября года, когда погибло свыше девяноста человек, в том числе главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин.

Учёба чередовалась армейской и заводской практикой: Цеха завода поражали воображение своими грандиозными размерами и уникальностью станков и оборудования. Это отметил спустя несколько лет после нашей практики предсовмина и первый секретарь партии Н.

Своё неподдельное удивление он выразил словами, что здесь делают ракеты, как колбасу. Колбасы-то тогда было не многовато, зато ракет хватало с избытком, запас которых Россия не исчерпала и до сих пор. Между прочим, этот ракетный завод вывел в люди, то есть в президенты самостийной Украины, Леонида Кучму, он директорствовал там многие годы.

До этой должности он был техническим руководителем подготовки ракет к пуску на Байконуре. Масса людей из этой республики прибывает в Россию на поиски работы, и соглашается на стройке работать за гроши целый божий день. Практика в Днепропетровске памятна ещё тем, что ко мне однажды инкогнито приезжала моя будущая жена.

Да, это было… Хотелось бы уточнить, что полнота нашей жизни в материальном плане обеспечивалась невиданными для студенческой скамьи деньгами: